КОСМОС  ХУДОЖНИКА БОРИСА СМОТРОВА. Часть 1

23 июня 2021 в Геленджикском историко-краеведческом музее откроется выставка Бориса Смотрова “Путь к авангарду” из коллекции Александра Воронина (г. Москва). Куратор выставки – Владимир Назанский, искусствовед, куратор программы “Россия в Эрарте” (Санкт-Петербург). Именно благодаря Владимиру Назанскому  стало возможным экспонирование в нашем городе таких известнейших современных авторов, как Люся Воронова и Борис Смотров.

Творчество некоторых художников  с первого взгляда кажется слишком однозначным, но когда начинаешь погружаться – открываются новые слои, горизонты, смыслы. К таким художникам относиться и Борис Смотров. Праздничный, оптимистичный, простой, яркий на первый взгляд – при глубоком анализе он оказывается живописцем серьезным и вдумчивым, глубоко связанным с отечественной традицией.

Художник Борис Смотров окончил мастерскую “Агитплаката” Суриковского художественного института (сейчас это Академия художеств), которая, будучи наследницей “Окон ТАСС” была одной из новаторских групп в советском искусстве. Безусловно, идеология в мастерстве плаката стояла на первом месте, и поэтому техническое мастерство художника, который должен был владеть не только принципами и навыками графического дизайна, но и быть профессионалом в станковой графике, было всегда поставлено на службу слову, тексту, смыслу.  Борис Смотров встречался с основными мастерами знаменитого “сурового стиля”, восхищался творчеством Виктора Попкова, безусловно был знаком с Павлом Никоновым.  Но в какой-то момент график и плакатист Борис Смотров обращается к живописи, и делает он это совершенно осознанно.

Наследие русского авангарда  – и теоретические работы, и штудии, и результаты работы знаменитых институций, таких как ГИНХУК, ВХУТЕМАС, аналитический кабинет Музея Живописной Культуры,  было скрыто от глаз и опыта художников в России с тридцатых и до начала 90-х годов XX века.  Память о наследии русского авангарда передавалась через нескольких выживших после войны и переживших ГУЛАГ художников , таких, например, как Иван Кудряшов, Владимир Стерлигов  и некоторые другие. Все это передавалось шепотом, наедине. Наследие русских художников-авангардистов, определивших на десятилетия развитие мирового искусства  и тенденций промышленного дизайна было вычеркнуто из учебников у себя на родине. В конце восьмидесятых годов двадцатого века  распадался  Советский Союз.  После 1991 художников, которые в своем творчестве наследовали систему поисков русского авангарда года (В.Стерлигов, Т.Глебова , В.Немухин), уже не преследовали открыто,  и это были первые шаги по восстановлению традиции русского искусства, которая идет от иконы к народному искусству, от народного искусства – к русскому авангарду.

В конце восьмидесятых годов Борис Смотров начинает делать очень характерные работы, которые своим символизмом , плоскостностью и условностью, сжатостью художественного высказывания отсылают сразу к нескольким явлениями  в русском искусстве.

“Первый авангард вышел, как я говорил, из подола крестьянки. Русский костюм – это космос. Мне Малевич нравится в цикле крестьянском, он родной мне человек. Но главный момент, что я делаю – это присутствие реальности и условности.  ” (Борис Смотров о своем творчестве)

 

 

Борис Смотров. Моя муза. 1988 . Пермский художественный музей.

 

Очень интересна работа художника “Моя муза” (1988) из Пермской картинной галереи .  Успешный художник-плакатист в свои 39 лет делает такую работу, которая напоминает детский рисунок, сделанный неуверенной рукой ребенка. Женщина, а может, девочка, стоит на фоне белой избы. Крыша избы похожа на разноцветное одеяло. А на крыше дома стоит лоскутная разноцветная корова. Герои на  черно-зеленом фоне словно вырваны из мира. Они находятся в невесомости.  В этой работе закодированы основные смыслы  и формулы Бориса Смотрова: дом как микрокосмос, супрематические, лоскутные, разноцветные крыша и корова. Женщина как символ продолжения человечества, а также как образ жизни и смерти. Художник мыслит не пятнами, не линией – он оперирует  как иконописец  – образами. И в этом основа его творчества.  Как и Марк Шагал он создает свой  сказочный  и трагичный мир, живущий только в памяти художника.

“Я пытался писать реализм, но чистый реализм меня не устраивал, нет моего присутствия. Пытался писать без реализма, получается чистый декор. Без реализма невозможно, нет пространства. В итоге получилось так, что сформировалась условно-реалистическая живопись. В перестройку у меня был наивный экспрессионизм, но я так разболтался, что внутри всё стало нестабильно. А потом я решил что-то стабильное делать, какую-то основу, фундамент. Тогда появился стиль «лоскутного одеяла», может, не совсем точно я его называю..” (Борис Смотров о своем творчестве)

Абстракция в творчестве Бориса Смотрова появляется фрагментарно, она не является главным художественным методом художника.  Абстрактное искусство своим появлением в какой-то степени ознаменовало и “преодоление” человека, и полное его исключение из системы образов искусства. Несмотря на то, что художники на протяжении столетий пользовались абстрактным языком для того, чтобы выразить  выходящие за границы человеческого понимания ( здесь можно вспомнить  произведения и Рембранта, и Тициана, и Тернера), тем не менее, они были далеки от полного отрицания изобразительности.  “Человеческое” в абстракции продолжает существовать как жест, интуиция и свободная воля художника.  Абстрактное искусство и постсупрематические опыты Казимира Малевича оказали первостепенное влияние на творчество Бориса Смотрова. Но, в отличие от “второго крестьянского цикла” Малевича, где последний фиксировал  уничтожение крестьянства, России и основных ее составляющих, Борис Смотров конструирует деревенский день как одну звенящую бесконечную чистую  песню. В творчестве Бориса Смотрова абстракция иная – она народно-космическая.

 

Борис Смотров. Веселый гармонист. 2011

 

Крестьянство – основа России. Уничтожение крестьянства  как носителя матриц, культурных кодов, формул,  символизма русского человека стало свершившимся фактом в конце ХХ  века. Так и не восстановившаяся после 90-х русская деревня исчезла как элемент истории, даже как явление фольклора. Это предвидел пророчески Казимир Малевич, и Борис Смотров, отталкиваясь от цветового, предметного символизма авангарда создает летопись русской деревни, находящейся в каком -то небесном измерении, так как этих баб, парней и гармонистов нет и больше не будет нигде и никогда – только в нашей генетической памяти. Но это не ностальгия по России Ивана Шмелева, не восторженность Бориса Кустодиева – это попытка художника  создать конструкцию мира крестьян, какой-то код,  который может быть применен будущими людьми.

 

“Наше искусство ближе к космическим понятиям, там что-то от иконописи, наши авангардисты это понимали. Есть художники, которые машут и машут, а есть, кто заряжает энергией! ” (Борис Смотров  о своем творчестве)

 

__________________________

 

О художнике:

Смотров Борис Юрьевич (род.1946) Советский и российский художник-плакатист, живописец. Член Союза художников СССР (1980).

Родился в г. Шахты Ростовской области. Занимался у педагога Н. Н. Черкасова, которого считает своим первым учителем, привившим ему серьезное, ответственное отношение к искусству (1959–1963). Окончил Красноярское художественное училище им. В. И. Сурикова (1968), МГХИ им. В. И. Сурикова в Москве (1974). Обладатель Гран-при общероссийской выставки-конкурса «Золотая кисть» в Центральном доме художника (1996).

Работы автора представлены во многих государственных и частных коллекциях, среди которых Московский музей современного искусства, Художественный музей Зиммерли (коллекция Нортона Доджа, Нью-Брансуик), Центр современного искусства М`АРС (Москва), Музей современного русского искусства (Джерси-Сити), Музей истории Москвы, Академия художеств РФ, Фонд Русское современное искусство Цюрих, собрание живописи Союза художников РФ, частное собрание Натальи Костаки, частное собрание Валерия Дудакова, частное собрание Александра Воронина и др. Выставки Бориса Смотрова в последние годы состоялись в таких знаменитых музеях как  музей  современного искусства “Эрарта”,  музей “Новый Иерусалим”. Гости и жители Краснодарского края с творчеством  Бориса Смотрова познакомятся впервые.

 

Елена Асеева, кандидат искусствоведения, директор Геленджикского историко-краеведческого музея.

 

* Продолжение статьи в следующем номере

 

×

Comments are closed.