“БЕРЕГ” ВАДИМА БЕЛОУСОВА

 

В свое время известный американский художник Марк Ротко был повержен фресками из античных Помпеев, их локальностью и цветовым воздействием, и все его творчество после стало бесконечным опытом и попыткой добиться подобного эффекта. Аналитическую составляющую, вышедшую из опытов русского авангарда, как ни странно, подхватили за границей, и открытия Эль Лисицкого, Казимира Малевича были продолжены в направлении минимализма целой группой художников – от Пита Мондриана, Виктора Вазарелли в Европе до Барнета Ньюмана, Дональда Джада и Джеймса Таррела в Америке, сместивших акцент на усилении взаимодействия между зрителем, произведением и пространством. Минимализм как направление, активно представленный в Европе и Америке целой плеядой художников, получил совершенно незначительное развитие в России.  Именно имена художников-минималистов хотелось бы привести в качестве референсов, так как творчество многих из них оказало несомненное влияние на последний проект Вадима Белоусова.

Вадим Белоусов – художник, который очень вдумчиво и досконально исследует творческий процесс. Последние семь лет автор был глубоко погружен в штудии композиций древнерусской иконы, изучал геометрию, построение иконописных планов, пробовал словно войти в ту эпоху. Какая связь между древнерусской иконописью и американским минимализмом? Ответ на этот вопрос дает художник в своем последнем проекте, стараясь соединить композиционный перфекционизм иконы, где нет ни одного лишнего или случайного сантиметра цвета, лаконичность чистой цветовой плоскости, ничего не говорящих, кроме колористических пропорций, плоскостей, и детские воспоминания о море в идеально-построенном произведении.

“Берег” — это не просто пляж, или что-то, разграничивающее воду и сушу. Это символ, образ очень глубокий, почти религиозный, встреча мира земного и небесного, пересечение двух стихий. Это в интерпретации Вадима Белоусова – неземная тишина, где есть только индексы, значения образов, даже не сами образы. Это чувство нереальной тишины, покоя и проникновения в другое измерение пытается передать художник. «Песок», «Горизонт дня», «Розовое настроение», «Желто-фиолетовый песок», «Пасмурный день», «Синий ноктюрн» – названия произведений раскрывают замысел художника, который и прост, и сложен одновременно: показать настроение морского берега в отношениях пропорций и цвета.

В экспозиции также представлен раковина аммоидеи (аммонит), палеонтологическая находка из коллекции “Старого парка”. Раковины аммонитов были своеобразными мавзолеями, сохранившими остатки этих животных для наших современников. Раковина — это еще и самый древний образ золотого сечения, бесконечно повторяющейся спирали, которая воспроизводит гармонию Фибоначчи, соединяя архаичные времена и будущее.

Образ берега как водораздела реальностей и соединения времен, стихий очень тихо, гармонично и проникновенно звучит в этом проекте, и подчеркивает его тонкая синяя линия. Вадим Белоусов снова перешагивает над своими предыдущими темами и обращается к мотиву морского берега, который был очень активно представлен в его коллажах и работах с середины 90-х годов, но делает это как всегда виртуозно, вдумчиво и просто. Здесь снова мы видим мастерство художника, смело работающего с пространством и использующего воздух зала как еще один дополнительный холст или арт-объект.

О художнике:

Вадим Белоусов родился в 1948 году. Работы находятся в: Государственный Русский Музей, галерее «Русская галерея на Воздвиженке» (Москва), галерее «Якубская» (Прага), в музее им. Коваленко (Краснодар), Центре современного русского искусства (коллекция А. Глезера, США), культурном центре «Старый Парк» (Геленджик, Кабардинка), и в многочисленных частных коллекциях.

Выставка работает в Доме искусств культурный центр «Старый парк», Кабардинка.

 Асеева Елена, кандидат искусствоведения

 

×

Comments are closed.